Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Исключение.

"Спорь с человеком умнее тебя: он тебя победит, но из самого твоего  поражения ты можешь извлечь пользу для себя. Спорь с человеком ума  равного: за кем бы ни оставалась победа, ты по крайней мере испытаешь  удовольствие от борьбы. Спорь с человеком ума слабейшего: спорь не из  желания победы, но ты можешь быть ему полезным. Спорь даже с глупцом! Ни  славы ни выгоды ты не добудешь... Но отчего иногда не позабавиться! Не спорь только с Владимиром Стасовым!"

Иван Тургенев

Стихи.

Сeмен Слeпаков. Чecтно о путинофобах и путинoфилах

В схватке сошлuсь две могучие силы –
Пyтинофобы и пyтинофилы,
Всех раскололи на две половины
Пyтинофобы и пyтинoфилы.
.
Пyтинофилы кpичат: «Oн – мeccия!
С ним из руин возродилась Рoccия!»
Пyтинофобы вопят: «Он – Bopюга!
В том, что мы в жопе – его лишь заслуга!»
.
Пyтинофилы – сторонники власти,
Что б та ни сделала – ccyтся от cчaстья.
Дело иное – путинофобы:
Кто не на митинг, те – идиоты.
.
Путинофобы прикольней гораздо,
Они – либералы, творцы, пeд..acты,
Путинофилы – не либеepлы,
Но и средь них пед...астoв нeмало.
.
Путинофилы крайне жестоко
Бьются за доступ к объекту вocтopга,
Надо – залезут в жопу без мыла,
Надо – любого поднимут на вилы.
.
Путинофобы смотрят на Зaпад,
Им демократии нравится запах,
Как её строить – сложный вопрос,
Но то, что есть – это точно под снос.
.
Путинофилом быть, в целом, прекрасно –
Сытно, комфортно и безопасно,
Главное – не погружаться в детали,
И чтоб свои же в асфальт не вкатали.
.
Путинофобом – сложнее, не скрою,
Но есть свои плюсы – лавры героя:
Двинyли в xapю за пpaвое дeло,
Вот, ты и жертва – Нельсон Мандела.
.
Путинофилы в пpeдвыбopной гонке
Путинофобов купают в зeленке,
Те, вымыв poжи, шлют в небо дроны –
Замки и бабки откуда, гондоны!?
.
Путинофилов дроны не парят:
Бабки – знакомых, замки нам дарят,
Что, приуныли? Иссякли силенки?
Нате еще вам в рожу зеленки!
.
В схватке схлестнулись две мощные силы –
Путинофобы и путинофилы...
А где-то по фону – бoльшaя страна,
На хрен ни тем, ни дpyгим не нyжнa.

Хёйзинга Йохан.

Рафинированные интеллигенты составляют общество, которое Хейзинга называл "обществом перманентного отрочества,... которое вместо того, чтобы готовить подростка к вступлению во взрослую жизнь, свое собственное поведение приноравливает к отроческому" - мамы (разгневанные?), бабушки, которые своих отроков умиленно называют умничками.
Перманентное отрочество "отличает недостаток чутья к тому, что уместно и что неуместно, недостаток личного достоинства, уважения к другим и к чужому мнению, ГИПЕРТРОФИРОВАННОЕ СОСРЕДОТОЧЕНИЕ НА СОБСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ".
Хоть они и видят себя в борьбе, но "цену политическому героизму определяют чистота цели и способ действия. ... его проявление должно быть ДИАМЕТРАЛЬНО ПРОТИВОПОЛОЖНО всему тому, что следует назвать ИСТЕРИЧЕСКОЙ ВЗВИНЧЕННОСТЬЮ, похвальбой, варварским чванством, дрессировкой, парадностью и тщеславием. Всему, что является самообманом, сознательным преувеличением, ложью и обольщением. Не будем забывать, что самая чеканная формула героического, а именно рыцарский идеал Средневековья, сильна как раз ОГРАНИЧЕНИЕМ ДОПУСТИМЫХ СРЕДСТВ И СТРОГИМ, ФОРМАЛЬНЫМ КОДЕКСОМ ЧЕСТИ".
Такое состояние духа обусловлено
1. "спадом ПОТРЕБНОСТИ В ЛИЧНОМ СУЖДЕНИИ из–за нивелирующей роли групповой организации, которая НАВЯЗЫВАЕТ ГОТОВЫЕ МНЕНИЯ"
2. "Человек стоит посреди своего полного чудес мира как ребенок в сказке. ... Он нажимает кнопку, и жизнь врывается к нему в дом. Может ли такая жизнь сделать его духовно зрелым? Совсем напротив. Весь мир стал для него игрушкой. Нет ничего удивительного в том, что он держится, как ребенок".
Подростку нужны строгие законы: "этот шкаф не открывать", "эти книги не трогать", "спички в руки не брать". с.

интересная мысль.

«Каждый человек имеет право высказать всё, что он считает правдой, а любой другой человек имеет право хорошенько врезать ему за это. Настоящая правда проверяется мученичеством».
Сэмюель Джонсон, английский поэт и критик

И вся такая дерзкая!

Оригинал взят у zina_korzina в И вся такая дерзкая!
  • В современной лит- и журналистской прослойке/тусовке имеется характерный дамский типаж. Его можно условно поименовать «подгламуренная образованщина», которая с одной стороны - убеждает себя и мир в своей высоколобой интеллектуальности, а с другой - транслирует небрежную любовь к трендам и брендам. Она, безусловно, игнорирует всяких ботоксных секси в стразах и лабутенах, но, тем не менее, бухает на тех же презентациях, что и сии презренные. А вон тот ресторатор - их всехний общий френд. А папик с пузиком, которого ловят девочки-на-силиконе, вообще её лучший друг и сосед по элит-посёлку Новые Распилы. Друг, понимаете, да? Потому что с ней-то он говорит о Германе Гессе, об Уильяме Берроузе, о том, почему Ким Ки Дук уже не ice, а биеннале в Венеции - не ice тем более. Она - не все. Она - женщина-уникал высшего сорта.


  • Рисунок Arturo Elena. (с)

    Collapse )

    Михаил Елизаров АРКАДИЙ ГАЙДАР, первая глава (эссе)

    Оригинал взят у jewsejka в Михаил Елизаров АРКАДИЙ ГАЙДАР, первая глава (эссе)

    В мае этого года Михаилу Елизарову заказали эссе об Аркадие Гайдаре для третьего тома "Литературной матрицы". Прошло уже более полугода, а книга так и не вышла. Очень жаль, ведь...

    Аркадий Гайдар

    АРКАДИЙ ГАЙДАР

    1

    Впервые о Смерти я услышал от Аркадия Петровича Гайдара. Мне исполнилось шесть лет, и к тому времени я уже познал бренность. Ломались игрушки, заканчивались мультфильмы, истекали выходные дни. Каждым вечером полагалось уходить в небытие. Под похоронный мотив «Спят усталые игрушки» я отправлялся в кровать, заливаясь бесстыжими липкими слезами, потому что близкие оставались у телевизора, а я уходил. И это было так несправедливо, так жестоко. Почему я, а не они?!

    Раньше в моей детской жизни присутствовал Корней Чуковский, катилась отсеченная паучья голова, праздновалась скорая свадьба комарика и освобожденной Цокотухи. Но это была потешная насекомья смерть, подмостки игрушечного ТЮЗа ― по окончании стишка зарубленный паук надевал голову, как панамку, и выходил на поклон вместе с тараканами и гусеницами. Я поэтому без содрогания губил всяких мух и мотыльков. То была игра в «Чуковского», а не жестокость ― поэтому ничьих я не жалел позолоченных брюх...

    Рыжим сентябрьским вечером я влез на прогретый, широкий, как полати, подоконник и приготовился слушать. Шелестела листва. Перевернулась книжная страница. И вдруг что-то произошло ― новое, чужое, но очень приятное, как будто по вспотевшей горячей спине пробежал ласковый прохладный ветер.

    Родительский голос раскинул перед моим взором пастораль, такую прекрасную и тревожную,  что я впервые почувствовал собственное сердце ― как будто его не было раньше, а тут оно возникло и застучало...

    Collapse )
    .

    Кину сюда на память, а то потеряю. Нет, не перепост.

    Оригинал взят у ivakin_alexey в Кину сюда на память, а то потеряю. Нет, не перепост.
    "Всехубьюодиностанусь" - это литература для школоты. А сие понятие не зависит от возраста. Круто читать про то, что ты никогда не сможешь. Эдакий интеллектуальный читательский онанизм. При этом, автор действительно может быть и умницей, и писать хорошо, и внимательно исследовать эпоху (АИ, собссно, это изначально инструмент изучения, см. Тойнби). Получается такое макроисторическая работа. Как пример, только обращенный не в прошлое, но в будущее: Азимов с его Академией.
    И вот тут возникает парадокс: макроисторические, глобальные изменения привлекают как раз малообразованных читателей.
    Там, где ГГ супермен и все может и спец во всем: именно у таких книг (вне зависимости от писательского мастерства) толпа поклонников.
    С одной стороны это неплохо. Почему? А, фактически, перед нами исторический научпоп. И вот тут возникает субъективный фактор: писатель. Как он пишет и о чем. И если это Злотников или Сергеев: вот вам и "всехубьюодиностанусь", причем читать ЭТО невозможно грамотному читателю. Простая и безвкусная литературка. Осетрина второй свежести, чо.
    Читатель себя ассоциирует с ГГ и в его воображении он такой же крутой. Если брать как аналог "Мир Танков" - то львиная доля игроков высоких уровней: это задроты, которые живой танк только на пьедесталах видели. И по жизни ничего не умеют. если сюда Буркатовский заглянет: точные цифры он сможет привести.
    И зачем задроту-школоте читать про микроисторические изменения? Какой ему интерес в книге, в которой ему напомнят: сынок, ты никто, звать тебя никак и девки тебе не дают. И в ситуации БП: ты первая жертва.
    С другой стороны, такую микроисторическую литературу предпочитают читать как раз успешные люди. "Успешные" не в современном смысле, а состоявшиеся в своей сфере. Профи. Уверенные в себе, знающие себе цену.
    Мне такой читатель гораздо приятнее, честно говоря.
    Если кто-то скажет, что, мол, тогда писатель теряет в этом случае аудиторию, тиражи и гонорарии: отвечу, что заблуждаетесь. Скоро опять это докажу, но не словами, а фактами. :)
    И в послесловие:
    В "Мы погибнем вчера" у меня есть изменения истории. И они настолько микроскопичны, что, очень небольшая часть читателей их заметила.
    Зато многие заметили другую мысль: любые наши действия сегодня и здесь меняют сегодняшнюю историю. И работать надо с ней, а не с прошлым. Этим как раз и занимаются читатели второго рода. За что честь им и хвала. Для них и работаю.